09.07.2020 / 11:12

«Рынок» и «низкая цена» – это вещи несопоставимые

«Артем Компан, глава правления Ассоциации поставщиков энергоресурсов - о том, какие проблемы существуют на рынке газа, какие из них крайне важно решить до открытия рынка, как изменится жизнь потребителя и поставщика после запуска рынка, а также о том, что будет с ценой ресурса для населения»

Поддержать 8 31

Кабмин принял решение о продлении действия ПСО на рынке газа для населения еще на один месяц. Скажите, что это означает для украинцев?

— Это означает, что с 1 августа 2020 года цена на газ для бытовых потребителей будет формироваться в условиях рынка, а не устанавливаться директивными методами.

Почему еще на месяц продлен механизм ПСО для населения?

—  Одна из причин — отсутствие на рынке поставщика «последней надежды» (ППН). ППН должен быть выбран на конкурсе. 1 июля Минэнерго опубликовало объявление о его проведении и критерии к кандидатам на роль ППН. Конкурсные предложения будут открывать уже 7 июля.

Одно из условий конкурса — наличие 3,5 миллиардов кубов газа (в подземных газовых хранилищах либо денежного эквивалента и подписанных на эту сумму контрактов). Ни один поставщик за неделю не может качественно подготовиться к такому конкурсу и найти на рынке 3,5 миллиардов кубов. Это фактически 12% потребления всей страны за год. Требование предъявить такой объем газа может выполнить только одна компания в Украине — Нафтогаз.

Поэтому мы в Ассоциации считаем критерии отбора ППН дискриминационными и экономически необоснованными. Мы обратились в Кабмин с просьбой пересмотреть требования к поставщику «последней надежды», поставить адекватные сроки на подготовку документов, чтобы потенциальные участники конкурса могли должным образом подготовиться. Ну и мы продолжаем настаивать на том, что поставщик «последней надежды» должен быть в каждом регионе свой. Такой конкурс будет прозрачным.

Простыми словами – зачем нужен поставщик «последней надежды»?

— По изначальной задумке поставщик «последней надежды» нужен, чтобы ни один потребитель газа на остался без поставщика. Если по какой-то причине потребитель лишился своего поставщика, он может обратиться к ППН, который не имеет права ему отказать. Но тут важно вот что — клиент может обратиться к ППН и покупать у него газ не более чем два месяца. А дальше он обязан найти своего поставщика. Еще один важный момент — цена газа у ППН может быть на 20% выше рыночной, это ограничение установлено в законе.

А если потребитель не определится с поставщиком? Что может произойти?

— Происходит следующее: через персональный ЕІС-код оператор газотранспортной системы (ОГТС) фиксирует его как потребителя, который не имеет поставщика. Далее оператор ГРМ должен предупредить потребителя о том, что он в течение 3−5 дней должен самостоятельно «ограничиться» от газоснабжения. Если он самостоятельно это не сделает, весь дальнейший объём газа, который он потребляет, оператор ГТС определяет как «несанкционированный отбор». И затем оператор ГРМ вынужден выставить штрафные санкции такому потребителю, или отключить его от газа.

Например, в Германии только 12−15% бытовых потребителей (через ОСББ или как крупные домовладения) имеют альтернативного поставщика. Основная масса потребителей работает с «гарантированными поставщиками». Институт гарантированных поставщиков — это нормальная европейская практика.

По Вашим оценкам, как много потребителей сейчас готовы и захотят менять поставщика газа?

—  В том то все и дело, вокруг процедуры смены поставщика подняли много шума, но на самом деле любой потребитель и ранее имел право поменять поставщика. Давайте говорить откровенно, людей сегодня волнуют совсем другие проблемы — они думают как организовать отдых для детей, о том, пойдут ли дети в школу в сентябре, о карантине, о здоровье, о том, чтобы не потерять работу… Да о чем угодно, только не о газе… Так что я не думаю, что смена поставщика приобретет массовый характер. Как показывает европейская практика, за 5 лет в Европе при открытии рынка только 30% потребителей поменяли своих поставщиков.

Открытие рынка газа — это, прежде всего, рыночные механизмы формирования цены на газ. Сейчас ряд политиков декларирует, что стоимость газа в платежках будет снижаться в связи с открытием рынка. Но это не так. Люди должны это четко понимать.

Если цены на газ вырастут, увеличатся ли субсидии?

— Ранее субсидия была снижена, потому что цена газа снизилась. Но с повышением цены субсидии нужно будет увеличивать. И это будет нагрузка на государственный бюджет. Хочу напомнить, что субсидия на сегодняшний день у нас монетизирована.

В апреле Вы заявляли, что для запуска рынка газа необходимо сделать  9 неотложных шагов. Что сделано за это время?

—  Выполнен только один шаг, да и то наполовину. Регулятор (НКРЭКП) принял новую процедуру смены поставщика. Потребитель получил право поменять поставщика даже при наличии задолженности за газ. Это решение противоречит закону, и я думаю, оно будет оспариваться в суде. Пока у нас не будет нормальных работающих механизмов взыскания с должников, ни один цивилизованный поставщик не захочет идти к бытовому потребителю.

У нас в чем проблема в стране? В том, что институт частных судебных исполнителей, именно в части физических лиц не работает. Физлица — не интересный клиент для судебных исполнителей. Государство должно понимать, что нужно системно прививать культуру своевременной оплаты за все коммунальные услуги. Не платишь за тепло или за газ, значит ты можешь быть ограничен в своих правах до тех пор, пока не рассчитаешься. Это можно сделать по аналогии с ограничениями при неуплате алиментов и штрафов.

Важный вопрос — как изменится жизнь украинцев после открытия рынка газа? Не секрет — у нас есть определенный стереотип в обществе — все хотят «дешевых» цен. Это возможно?

— «Рынок» и «низкая цена» — это вещи несопоставимые. В рынке цена всегда будет рыночная. В Украине потребитель ранее получал, по сути, социальную цену на газ, которую контролировало государство. И, конечно, она была всегда ниже рынка. Мы имеем на сегодня исторический минимум цен на газ за последние 15 лет, но никто не гарантирует, что цены на газ будут держаться на таком низком уровне.

Много поставщиков газа захотят работать с населением? Как думаете?

Работать с конечным потребителем, а именно с населением — это очень сложный технологический процесс. Нужно иметь каналы взаимодействия с клиентами — это и физические центры обслуживания, и колл-центр, диджитальные сервисы, такие как мобильные приложения или личные кабинеты на сайте. Нужно обеспечить возможность обслуживать клиентов как оффлайн, так и онлайн (особенно учитывая пандемию коронавируса, которая неизвестно как долго еще продлится). Разные клиенты хотят разных видов сервиса. Смогут ли новые участники рынка оперативно создать такие центры обслуживания клиентов и разработать IT продукты — совершенно не факт. А главное, заинтересованы ли они в этом?

А сколько поставщиков газа на данный момент работает в Украине?

—  На сегодняшний день регулятором выдано 759 лицензий, но только порядка 250 компаний являются активными игроками на рынке. Что делают остальные 500, я не знаю. Это — «спящие» лицензии. Если говорить о рынке конечного потребителя, то с физлицами работают около 25 компаний. В среднем одна-две компании на регион. Если говорить о рынке юридических лиц, то в этом сегменте работает порядка 200 компаний, но крупных игроков здесь не более 20.

Рынок газа не должен быть местом, куда может прийти любая компания и начать торговать, когда ей вздумается. Так не бывает. Особенно в сегменте поставок газа населению.

Скажите, как обстоят дела с покупкой ресурса внутренней добычи? Я правильно понимаю, что в этом сегменте у нас монополизм…

—  Да. У независимых поставщиков сейчас отсутствует возможность закупать газ внутренней добычи, который добывают «Укргаздобыча» и «Черноморнефтегаз». Это, кстати, был один из наших 9 шагов для открытия рынка.

Мы просили Минэнерго и правительство дать возможность независимым поставщикам закупать газ «Укргаздобычи» через биржевые механизмы, например на «Украинской энергетической бирже». Главное, чтобы все имели равный доступ к этому ресурсу, и цена на него формировалась прозрачно.

А почему не на ProZorro?

— Механизмы ProZorro больше подходят для государственных закупок. Там слишком длинные сроки процедур. Нельзя сегодня повесить заявку, а завтра — купить ресурс.

Ответьте мне как потребителю на такой вопрос — зачем нужно было разбивать платёжку на две части — чтобы отдельно платить за потребление газа и его доставку?

—  Это решение было принято в связи с процедурой анбандлинга, то есть разделения бизнесов оператора газораспределительных сетей и непосредственно поставщика. Многие восприняли данный шаг как введение дополнительного платежа. На самом же деле это был не дополнительный платеж. Вы и ранее платили за услугу доставки, просто она была в единой платежке за газ. Для многих людей это стало психологическим барьером. В некоторых регионах уровень платежей за доставку газа гораздо ниже, чем уровень платежей непосредственно за газ. Однако оплачивать доставку газа крайне важно, потому что от этого зависит деятельность операторов ГРМ. А это обслуживание газовых сетей, безопасность, работа аварийных служб, поддержание инфраструктуры. Это оплата труда специалистов, которые делают все для того, чтобы потребитель бесперебойно и безаварийно получал газ.

Помогите разобраться еще с одним вопросом. Что даст потребителям переход рынка газа на расчет в энергоединицах? Депутаты рассматривают соответствующий законопроект.

—  Переход на энергоединицы — это, прежде всего, переход на сравнимые для потребителя показатели и возможность выбора более выгодного вида энергоресурса. Говоря по-простому, он должен понимать, сколько ему будет стоить нагреть чайник на газе, а сколько на электрике. И если посмотреть на текущие данные, то сегодня нагреть чайник на газе в три раза дешевле, чем на электрике.

Какова судьба этого законопроекта?

—  16 июня он принят в первом чтении. Там есть масса вопросов, так что он пока дорабатывается ко второму чтению.

Поможет ли переход на энергоединицы решить вопрос качества газа?

—  Клиенты будут платить за газ в зависимости от качества ресурса, потому что при переходе на энергоединицы учитывается высшая теплота сгорания газа, которая зависит от его калорийности — чем более калорийный газ, тем меньший объем газа потребитель потратит и меньше заплатит.

Хочу отметить сразу, что весь газ, который получают потребители в Украине, достаточно высококалорийный. Он даже калорийней, чем тот газ, который мы покупаем в Европе. Тем не менее, есть небольшая разница в качестве, и она зависит от региона проживания. В центральной части страны газ будет отличаться по качеству от Запада и Востока. А все потому, что на Западной Украине это может быть газ, который подняли из подземных хранилищ. В Центре — это транзитный газ. А на Востоке — это, чаще всего, добычной газ.

Но речь идет о разнице, которая в платежке будет измеряться в несколько копеек за кубометр.

Кто отвечает за качество газа и почему у потребителей могут возникать вопросы к качеству?

—  Газ у нас весь качественный, но вот инфраструктура газотранспортной системы требует усовершенствования. Это вопрос больше к Оператору ГТС, так как качество — это их зона ответственности. Они должны передавать газ определенного качества в сеть оператора ГРМ. К поставщикам газа этот вопрос не имеет отношения.

Давайте опять посмотрим на Европу. Например, в Германии до попадания в распределительные сети газ подготавливается, т. е. доводится до определенного качества. И именно под это качество у потребителей в конкретном регионе Германии настроены газовые приборы. У нас же газ попадает в распределительные сети с одним качеством, а приборы могут быть настроены на другое качество. Это еще одна потенциальная причина нареканий на качество.

После перехода на энергоединицы нужно будет менять газовые счетчики?

—  Счетчики не нужно менять. Это вопрос настройки оборудования на стороне операторов ГРМ. Вы как потребитель потребляете газ в физических кубометрах, а оператор ГРМ приводит его к температурным коэффициентам, и вы получаете единицу энергии. Переход на энергоединицы позволит вам автоматически получать сопоставимые показатели по электроэнергии и по газу.

Вопрос, который волнует многих потребителей, в какую сторону будет двигаться цена газа в ближайшее время?

—  С одной стороны, наши газовые хранилища заполнены на две трети. И до отопительного сезона еще далеко. По логике — цена не должна расти, но она растет. И уже в июле газ может подорожать. Цены на украинском рынке коррелируют с ценами на европейских газовых хабах, где цены сейчас растут. Так, например, сейчас цена голландского хаба TTF на 4 квартал этого года в пересчете на гривну составляет порядка 5150 за тысячу кубов с учетом доставки до границы и входа в Украину.

Последний вопрос. Что будет с отраслью через лет пять?

—  2020 год — непростое время. Слишком много испытаний для экономики, для рынка газа, для украинцев. Мир однозначно не будет прежним. Совсем скоро мы войдем в конкурентный рынок газа. Центральным элементом этого рынка будет уже не поставщик или добывающая компания, а будет сам потребитель. Он и станет диктовать правила остальным участникам.

Источник: